ГОЛОС МОСКВЫ - новости 24 часа
В хоспис «Дом с маяком» пришли с проверкой из наркоконтроля.

В хоспис «Дом с маяком» пришли с проверкой из наркоконтроля.

Благотворительному фонду и хоспису «Дом с маяком», который опекает более 700 детей, грозит либо огромный штраф, либо приостановка деятельности почти на три месяца. Административное дело завели за ошибки в документации по учету и использованию наркотических лекарственных препаратов. Всему виной жалоба на директора хосписа Лидию Мониаву, поданная в Управление по контролю за оборотом наркотиков МВД.

«Мы — Детский хоспис „Дом с маяком“ — обвиняемся по статье 6.16 КоАП, нарушение порядка оборота наркотических средств», — написала директор хосписа Лидия Мониава у себя в фейсбуке. 28 ноября к ним пришла полиция из наркоконтроля: они, по словам Мониавы, целый день пересчитывали ампулы и таблетки, тщательно проверяли все записи в журналах и медицинских картах. «Все препараты сошлись, а несколько записей в журналах отсутствовали. Это по законам РФ считается нарушением оборота наркотических средств», — объяснила Мониава.

Лидия Мониава утверждает, что проверка пришла из-за жалобы на нее — якобы она неправильно ухаживает за 12-летним Колей, над которым взяла опеку несколько месяцев назад. «В МВД поступила жалоба на то, что хоспис выписывает Коле неправомерно много наркотических препаратов, я Колю „обклеиваю“ фентаниловым пластырем, из-за чего он все время спит, и еще его лекарства незаконно распространяю. Это неправда, все лекарства Коля получает не в хосписе, а через государственную систему здравоохранения. У Коли минимальная доза фентанилового пластыря».

В хоспис «Дом с маяком» пришли с проверкой из наркоконтроля.
Лидия Мониава. Фото: Лидия Мониава / Facebook

Без пластыря, по словам, Мониавы Коля много плачет от болей. Это уже не первый донос на Мониаву: в интервью Катерине Гордеевой для «Медузы» она рассказала, что знает даже имена тех людей, которые пишут на нее жалобы. «Это сотрудники НКО. Когда люди идейные, такое получается». В первом доносе, после которого к Мониаве пришли органы опеки, по ее словам, было написано, что нужно ее остановить, поскольку она плохо заботится о Коле. У Коли эпилепсия и органическое поражение ЦНС, возникшее в результате родовой травмы. Мальчик неизлечим: он лежачий, не может говорить и самостоятельно глотать, периодически у него случаются судороги. Лида взяла опеку над Колей, но старается при этом не вести затворнический образ жизни: она катала его на вертолете, ездит с ним на метро, проколола ему ухо.

Люди, которые предъявляют Мониаве претензии в том, что она «неправильно заботится» о Коле, по ее мнению, просто проецируют на Колю свои страхи и проблемы: «Кто-то боится ходить в метро, потому что боится заразиться, и считает, что и Колю тоже не надо водить в метро. У каждого своя идея, но я заметила, что когда кто-то усыновляет или берет под опеку ребенка, все ему начинают давать советы», — рассказывала она в интервью Катерине Гордеевой. Чаще всего, по ее словам, в связи с появлением в ее жизни Коли ей писали что-то вроде: «Пора уже снять розовые очки и стать мамой ребенка-инвалида в России».

«Когда появился Коля, все поменялось, теперь на меня пишут жалобы в госорганы и обвиняют за все на свете. Зачем я купила ребенку, который все равно не ходит, желтые кроксы — потратила зря деньги, может еще лыжи ему куплю? Зачем проколола Коле ухо? Почему поехала в отпуск на Сапсане? Почему езжу с Колей на метро? Почему возила Колю в Крым, на оккупированную территорию? Почему брала Колю в ресторан, а не гуляла в это время с ним в парке? Почему у Коли есть няня? Почему у Коли такая крутая коляска? Почему у Коли есть все необходимые лекарства, а у кого-то нет?..», — написала Мониава в фейсбуке.

В жалобе, поданной против Мониавы, говорится, что нужно проверить не только ее саму, но и хоспис «Дом с маяком»: мол, фонд выписывает Коле слишком много наркотических препаратов, а Мониава не только дает их Коле в излишних количествах, но и незаконно распространяет. «Раз жалоба пришла, Госнаркоконтроль стал проверять. Чтобы попасть ко мне домой, нужно решение суда, хоспис проверить проще», — объясняет она. Теперь под угрозой не только жизнь Коли с опекуном Лидой, но и работа всего хосписа. По данным, опубликованным на сайте организации, под опекой хосписа находятся 735 детей.

В хоспис «Дом с маяком» пришли с проверкой из наркоконтроля.

Полиция не нашла никаких признаков того, что количество лекарств не сошлось, однако в документации, которую требует работа с наркотическими препаратами, были ошибки. Хоспис работал с наркотиками всего месяц, а полицейские сами, по словам Мониавы, признались, что еще ни разу во время проверки не было такого, чтобы все было заполнено идеально и без ошибок.

Следователи направили дело в суд. Обвинение по административной статье 6.16 предусматривает для организаций штраф от 200 до 400 тысяч рублей, или приостановку деятельности на срок аж до 90 дней.

«Есть определенные правила для медицинских организаций, которые используют в своем арсенале психотропные и наркотические средства. Эта статья о нарушении таких правил. Важно учитывать, что это те нарушения, которые не привели к утрате препаратов. При применении этой статьи из медицинской документации не следует, что эти средства были не туда выписаны или применены. То есть это про нарушения правил заполнения бумажек. Правила эти очень сложные, объемные и детальные. Выполнить их действительно не просто: они плохо систематизированы, а в разных отдельных актах требования могут различаться. Соблюсти их все — практически невозможно», — объясняет «МБХ медиа» юрист Арсений Левинсон. — К слову, статья 228.2 УК РФ применяется, когда находятся нарушения в количестве лекарств».

По словам Левинсона, такая ситуация — не редкость. «Особенно в период существования ФСКН, была очень сильно усилена деятельность наркополиции по контролю за законным оборотом наркотиков, то есть по контролю за медучреждениями, использующими наркотические препараты. Был создан специальный отдел по контролю за этими учреждениями, который на регулярной основе проверял множество медицинских организаций. Сейчас наркополиция перешла в МВД, но это все осталось без изменений».

Левинсон считает, что именно из-за такого системного давления на медучреждения в России сильно затруднен доступ к обезболивающим средствам. «Врачи запуганы, никто не хочет работать с обезболивающими, тем более — негосударственные организации.

«Дом с маяком» — это один из немногих примеров, когда медицинская организация взяла на себя смелость работать с наркотиками. Это всегда ставит заведение под угрозу полицейских проверок: не только по административным статьям, но и уголовным.

Ведь если проверка обнаружит, что где-то пропустили одну ампулу или случайно вписали количество ампул с ошибкой, то на заведение с большой вероятностью заведут уголовное дело».

Паллиативное движение давно борется за доступность обезболивающих и других жизненно важных препаратов: некоторое время назад в России можно было получить уголовное дело и за покупку противосудорожного «Фризиума» и за заказ антидепрессанта из-за границы. Декриминализации покупки «Фризиума» добиться удалось, однако с обезболивающими и другими наркотическими средствами ситуация пока так и не изменилась.